отель гранд будапешт фильм 2014

Эстетика метамодернизма. Уэс Андерсон: реальность, смещенная на пять градусов

Уэс Андерсон один из самых ярких представителей независимого современного кино. Изощренный эстет, он уделяет внимание мельчайшим деталям всех аспектов кинопроизводства, включая музыку и декорации. Его фильмы подкупают уникальным стилем, композицией и изысканными цветовыми гаммами.

Разбираем по полочкам, из чего состоит стиль автора Королевства полной луны, Отеля “Гранд Будапешт” и Бесподобного мистера Фокса: идеальная симметрия, насыщенность цвета, траекторная съемка и тонкий музыкальный вкус.

Симметрия

Основа основ визуального языка Уэса Андерсона симметрия. Он часто выстраивает композицию, добиваясь максимального соответствия правой и левой сторон кадра. Одержимость симметрией можно связать с рядом причин. Во-первых, влиянием на Андерсона творчества Стэнли Кубрика, Питера Гринуэя и Уита Стиллмана, также предпочитающих гармонию и соразмерность пропорций композиции. Впрочем, помимо Кубрика тут, вероятно, не обошлось без искусства Древней Греции, Возрождения, классицизма и других эпох и стилей, ставивших следование принципу симметрии во главу угла. Во-вторых, именно симметричный способ организации пространства соответствует герметичной и условной вселенной андерсоновских историй. Наконец, в-третьих, симметрия отвечает индивидуальным представлениям режиссера об идеальной красоте: Это не сознательные решения, это скорее нечто вроде почерка. Я это делаю именно так, а не иначе; иначе мне не нравится.

Цветовая палитра

Фильмы Андерсона настоящее пиршество цвета. Используемая режиссером характерная насыщенная цветовая палитра переходит из фильма в фильм почти без изменений. Фаворитами при этом можно назвать канареечно желтый, кроваво красный и бирюзовый (образующие гармоничную цветовую триаду). Андерсон жизнерадостный режиссер, и буйство цвета является одним из проявлений его любви к жизни.

Траекторная съемка

Наряду со статичными симметричными кадрами Андерсон часто обращается к траекторной съемке приему, предполагающему более-менее продолжительное следование камеры (позади, сбоку, спереди) за движущимся объектом или просто ее перемещение в пространстве по определенному маршруту. По словам режиссера, его завораживает подобная техника тем, что фокусирует внимание на действии, а также позволяет раскрыться актеру. Кроме того, длинные кадры, как считает Андерсон, уподобляют кино театру. Режиссер всегда мечтал о собственной постановке на сцене, однако возможности пока не предоставлялось.

Slow motion

Замедленное действие в кадре Андерсон использует не то чтобы часто (как правило, ближе к финалу), однако любопытна его трактовка этого приема. Если в большинстве случаев slow motion служит способом повысить градус эпичности или подчеркнуть романтику момента, то Андерсон балансирует где-то между этими крайностями, трактуя технику в ироничном или трагикомедийном ключе.

Верность пленке

Уэс Андерсон относится к числу тех немногих режиссеров-рыцарей (вроде Квентина Тарантино, Кристофера Нолана и Пола Томаса Андерсона), кто вопреки экспансии цифры продолжает снимать на пленку. Причем на Королевстве полной луны им и вовсе использовался 16-мм формат. Объясняется это упорство просто никакая цифровая камера не способна уловить обаяние нежного марципанового мира режиссера.

Съемка сверху

Излюбленный план Андерсона снятый сверху вниз статичной субъективной камерой вид какого-нибудь предмета или набора предметов, своего рода кинематографический аналог хипстерского фотоформата in my bag. Прием, с одной стороны, вовлекает зрителя в действие, позволяя ощутить себя на месте персонажа. С другой отвечает фетишистской эстетике Андерсона, позволяя ему (и нам) насладиться во всех тонкостях красотой коллекции милых безделушек.

Фетишизм: костюмы, декорации, реквизит

Уэс Андерсон фетишист. По степени увлеченности дизайном реквизита, костюмов и интерьеров сравниться с ним может, пожалуй, лишь Стэнли Кубрик или Лукино Висконти. Андерсон под завязку набивает пространство кадра обаятельными вещицами и мелкими деталями, по словам одного критика, заставляющими по окончании фильма срочно посмотреть его еще раз. Режиссер, которого не раз уличали в инфантилизме, уподобляет мироздание игрушке, с коридорамилабиринтами, уютными комнатками, предметамибезделушками и костюмами, более подходящими куклам, чем людям. Делается все это, разумеется, не только ради удовольствия предметный мир является зеркалом мира внутреннего, служит точной характеристикой персонажа. В этом плане особенно показательна Семейка Тененбаум, где не только костюмы и предметы, но и интерьер каждой комнаты отражают внутреннее состояние героев, а их общее несоответствие вторит теме кризиса семьи.

В дизайне проявляется и такая черта Андерсона, как устремленность в прошлое. Режиссеру нравятся стили различных эпох XX века, которые он с детской легкостью и непосредственностью перемешивает в нечто пестрое, разношерстное, но единое. Даже привязка к конкретным датам, как к 30-м в Отеле Гранд Будапешт или 60-м в Королевстве полной луны не мешает эклектичному видению режиссера. Время не властно над стилем, как бы доказывает нам Андерсон. Но что интересно, по словам режиссера, кадр обрастает деталями спонтанно: Меня всегда поражает, как все сложилось, ни один мой фильм не вышел таким, как я думал.

Шрифты

Еще один фетиш Андерсона шрифты. Он придает огромное значение не только титрам (которых обычно много), но и различного рода надписям внутри кадра: вывескам, заголовкам книг и газет, обозначениям на остановках, названиям на транспорте, зданиях, коробочках и так далее. В шести из восьми картин (с Бутылочной ракеты до Бесподобного мистера Фокса) Андерсон хранил верность шрифту Futura, созданному в 1920-х годах дизайнером Паулем Реннером под влиянием Баухауса и русского конструктивизма. В Королевстве полной луны режиссер отдал предпочтение рукописному шрифту, специально разработанному иллюстратором Джессикой Хиш. А в Отеле Гранд Будапешт Андерсон обратился к шрифту Archer, компании Hoefler & Frere-Jones, с 2001 года использующегося в кулинарном (что символично!) журнале Martha Stewart Living.

Герои и актерский состав

Каждый фильм Уэса Андерсона это многофигурное действие с участием как минимум полудюжины звезд мировой величины. Причем знаменитостей режиссер задействует как в качестве главных героев, так и эпизодников. К числу его любимых исполнителей можно отнести Джейсона Шварцмана, Оуэна Уилсона, Билла Мюррея, Эдриена Броуди, Уиллема Дефо, Тильду Суинтон за каждым из них тянется шлейф чудаковатых образов, под стать причудливому андерсоновскому миру. Но также в фильмах режиссера появлялись и несколько неожиданные имена, например Брюс Уиллис, Харви Кейтель, Эдвард Нортон, Рэйф Файнс, Джуд Лоу, Джин Хэкмен, Кейт Бланшетт, Гвинет Пэлтрой, Джордж Клуни и Мэрил Стрип (оба озвучивали Бесподобного мистера Фокса) и многие другие. Рискнем предположить, что любовь к звездам это еще одно проявление фетишизма автора.

Герой Андерсона это или ребенок, стремящийся стать взрослым или взрослый, остающийся ребенком. Неизменно или к первым, или ко вторым относятся трогательные лузеры и аутсайдеры, обаятельные сумасшедшие, покорители морей, отчаянные путешественники, незадачливые авантюристы, беглые любовники и прочие неисправимые романтики. Как справедливо замечает сам режиссер: У меня есть подозрение, что любой персонаж моего фильма может войти в другой мой фильм, и это будет естественно и логично. Не зря большинство его картин, так или иначе, посвящено теме семьи. И также не случайно многие актеры сравнивают свое участие в съемках у Андерсона именно с каникулами в кругу родственников.

Меломания

Уэс Андерсон, подобно одному из своих кумиров Мартину Скорсезе, знает толк в хорошем саундтреке. В его фильмах звучали самые разные (но неизменно знаковые) исполнители: The Rolling Stones, The Kinks, The Who, Sigur Rós, Джон Леннон, Франсуаза Арди, Джо Дассен, Сатьяджит Рай, и конечно же классические композиторы: от Бетховена к Эрику Сати и до Бенджамина Бриттена. Аудиоряд выполняет у Андерсона функцию не меньшую, чем визуальный: действие порой отталкивается от музыки, а тот или иной трек часто служит определяющей характеристикой героя. Кстати, в финале Отеля Гранд Будапешт и вовсе звучит русская народная Камаринская. Так что Уэс наш!

Автор: Павел Орлов

Фильмы

1. Симметрия в фильмах Уэса Андерсона
2. Красный и желтый в фильмах Уэса Андерсона

3. Королевство полной луны (2012)
4. Бесподобный мистер Фокс (2009) мультфильм
5. Отель Гранд Будапешт (2014)
6. Поезд на Дарджилинг. Отчаянные путешественники (2007)
7. Водная жизнь (2004)
8. Семейка Тененбаум (2001)
9. Академия Рашмор (1998)
10. Бутылочная ракета (1995)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *